Экономика краудфандинга

Экономика краудфандинга

Краудфандинг появился как механизм финансирования проектов в креативных индустриях, издательской деятельности и современном искусстве. Недавний успех таких платформ, как Sellaband и Kickstarter указывает на большой потенциал этого механизма и для других областей, однако принципы его работы до сих пор адекватно не осмыслены экономической теорией. В отличие от венчурного финансирования, краудфандинг не опирается на такие механизмы управления рисками, как социальные связи и due diligence, поскольку работает с помощью онлайн-платформ, где встречаются незнакомые друг с другом люди.


 

Почему это работает?

 

 

Краудфандинг стал возможным благодаря коммерциализации интернета. Искать информацию онлайн очень дешево: это снижает издержки поиска для создателей проектов, а для инвесторов облегчает процесс сбора информации о них и мониторинг их реализации. Более важно, что благодаря интернету стало возможным финансирование небольшими суммами, которые вкладываются неограниченным числом инвесторов — то есть буквально «толпой»‎. Минимальные размеры инвестиций каждого участника снижаются пропорционально росту их количества: постепенные вложения небольших сумм существенно снижают риск для каждого индивидуального инвестора.

 

Для предпринимателей главным стимулом к проведению краудфандинговой кампании является возможность снижения стоимости капитала по сравнению с традиционными источниками финансирования. Теоретически само присутствие большого количества потенциальных инвесторов («толпы»), конкурирующих за возможность вложиться в перспективный проект, снижает стоимость капитала. Кроме того, краудфандинговое финансирование не ограничено географически. В отличие от венчурных инвестиций, которые концентрируются в регионах с большим количеством технологических предпринимателей и венчурных капиталистов, большинство крауд-инвесторов физически находятся на большом расстоянии от предпринимателей, которых они финансируют (в среднем 3 тысячи миль для Sellaband). Количество людей, готовых вложиться в рискованный проект в конкретном регионе или среди друзей и родственников предпринимателя так или иначе ограничено. Напротив, в онлайн-краудфандинге может принять участие кто угодно и пул потенциальных инвесторов значительно расширяется. Наконец, нередко крауд-инвесторы готовы вложить больше денег или пойти на больший риск в поисках нематериального вознаграждения — например, чтобы получить доступ к ограниченной серии того или иного товара (книга с автографом автора) или статус привилегированного клиента (расширенный набор услуг первым подписчикам онлайн-телевидения).


 

«Толпа» как венчурный капиталист

 

 

Поскольку мониторинг реализации проектов осуществляется «толпой» инвесторов, многие из которых являются потенциальными пользователями итогового продукта, создатели проекта могут учитывать обратную связь от своей аудитории, тем самым увеличивая желание инвесторов вкладывать деньги в проект. Возможен и обратный эффект: недовольство потенциальных пользователей сделает дальнейшие инвестиции в проект более дорогими для его создателей.

 

Присутствие «толпы» заинтересованных инвесторов, наблюдающих за развитием проекта, несет в себе еще одно важное преимущество: они могут сыграть роль своего рода «распределенного венчурного капиталиста». Если крауд-инвесторов достаточно много, вполне вероятно, что среди них окажутся люди, способные предоставить специализированные знания, необходимые для развития проекта — например, скорректировать бизнес-план или прояснить технологические нюансы. Таким образом, краудфандинг позволяет предпринимателям бесплатно воспользоваться знаниями «толпы», которые могут увеличить экономическую ценность проекта. Кроме того, если многие крауд-инвесторы являются потенциальными пользователями итогового продукта, краудфандинг превращается в ценный маркетинговый инструмент, поскольку дает возможность оценить спрос на продукт на ранних стадиях его разработки.

 

Демократизация инвестирования


 

 

Преимущества краудфандинга с точки зрения инвесторов включают уже упомянутые возможности «глобального» поиска проектов, не ограниченного конкретным регионом; ранний эксклюзивный доступ к новым продуктам и сервисам; нематериальное вознаграждение. Важнее, что краудфандинг предоставляет «рядовым» инвесторам доступ к проектам, участие в которых в иных случаях потребовало бы крупных капиталовложений и формальной аккредитации в качестве «профессионального инвестора». С этой точки зрения он является инструментом демократизации инвестирования: платформы обеспечивают минимальную формализацию финансирования и позволяют инвестору не рисковать большими суммами денег.

 

Именно в этом и состоит ценность краудфандинговых платформ, подавляющее большинство из которых являются коммерческими предприятиями. Как правило, платформы зарабатывают на комиссии с успешных проектов (4-5% от общей суммы полученных инвестиций). Для успешной работы им необходимо привлекать достаточно много качественных проектов, бороться с мошенничеством и обеспечивать эффективную циркуляцию информации. Цель работы платформ — максимизация количества успешных проектов, объемов получаемых ими инвестиций, а также медиавнимания с целью привлечения новых инвесторов.


 

Инвестиционные риски

 

 

Риски краудфандинга связаны с непропорциональным распределением финансирования и избыточным оптимизмом инвесторов. По данным 2013 года, 10% проектов Kickstarter получили 63% всего финансирования; в 2006-2009 гг. 0.7% проектов на Sellaband досталось 73% всего финансирования, тогда как 61% проектов не получили вообще ничего. Крауд-инвесторы охотнее вкладываются в проекты, находящиеся на завершающей стадии фандрайзинговой кампании: для проектов, уже получивших 80% требуемой суммы, шансы на успех удваиваются по сравнению с проектами, которым удалось привлечь лишь 20%. Как правило, крауд-инвесторы слишком оптимистичны и вынуждены пересматривать свои ожидания: исследование 2012 года показало, что из 247 успешных проектов на Kickstarter в категориях «дизайн» и «технологии» лишь 50% уложились в заявленные сроки в силу недостаточной компетентности основателей. Кроме того, часто предприниматели не справляются с избыточным спросом на свой продукт в силу отсутствия управленческих компетенций. Неопределенность «качества» основателей проектов является неустранимым источником риска для крауд-инвесторов.

 

 

Еще одним важным риском является мошенничество. Небольшой размер инвестиций ослабляет стимулы к тщательному изучению проектов. Поскольку информация об инвестициях является публичной, а участие в них практически не ограниченным, становится возможным стадное поведение — вместо детального анализа инвесторы вкладываются в проекты, уже профинансированные другими. С учетом избыточного оптимизма крауд-инвесторов это приводит к систематической недооценке риска мошенничества. С другой стороны, дешевизна и простота онлайн-коммуникаций существенно упрощает создание мошеннических веб-страниц, которые выглядят как аутентичные краудфандинговые кампании. Таким образом, преимущества краудфандинга делают его уязвимым для манипуляции со стороны недобросовестных соискателей финансирования. Для снижения этого риска платформам приходится вводить более жесткие стандарты раскрытия информации, приближающие краудфандинг к традиционным финансовым рынкам.


 

Дмитрий Жихаревич